Частные агентства занятости ищут пути работы в новом правовом поле

Частные агентства занятости ищут пути работы в новом правовом поле

Процесс адаптации рынка заёмного труда к новым законам идёт медленно, но верно: на начало апреля Роструд аккредитовал 303 компании, предоставляющие временный персонал. Каждой из них пришлось искать свой способ работы с заказчиками в изменившемся правовом поле, но ещё не все форматы реализации данной услуги, активно использующиеся в Европе, внедрены. По оценке экспертов кадрового агентства Юнити, это даёт российским ЧАЗам большой потенциал для развития.  

«Принимая активное участие в деятельности АЧАЗ, мы внимательно анализируем наш рынок труда и сравниваем его с зарубежным. Мировые лидеры индустрии постоянно внедряют новые форматы работы с заказчиками, в том числе и в области заёмного труда, – рассказывает Татьяна Голубина, руководитель направления Бизнес-ресурсы кадрового агентства Юнити. – Правда, самые популярные услуги из списка в ежегодном отчёте CIETT[1] либо попадают под прямой запрет ФЗ-116, либо в текущей экономической ситуации просто не востребованы. Но существуют и перспективные направления – аутсорсинг бизнес-процессов, привлечение специалистов под конкретные задачи, – которые выгодны и заказчикам, и ЧАЗам».

По данным ассоциации ЧАЗ Нидерландов, в европейских странах в направлении «payroll services»[2] (лизинга персонала) работают 64% агентств, а к 2018 году их доля возрастёт до 68%. Однако эта форма заёмного труда с 1 января ограничена в России. Ещё более широко распространённый тип взаимодействия – «agency work» (наём агентством работников в штат на постоянной основе с целью предоставления их в распоряжение третьей стороне), его предлагают своим заказчикам 92% компаний. «Именно к такому виду наши законотворцы хотели привести услуги, связанные с заёмным персоналом. Однако отечественным ЧАЗам невыгодно брать людей к себе в штат как полноценных сотрудников, а потом искать заказчиков. С существующим трудовым кодексом это равносильно самоубийству, ведь в отличие от голландских коллег мы не можем уволить людей за 3 дня и вынуждены будем начислять зарплату даже в периоды простоя. Поэтому перспективы развития данной услуги сомнительны», – комментирует Татьяна Голубина.

В Европе на фоне популярности «payroll services» и «agency work» теряется аутсорсинг бизнес-процессов и функций (BPO), его предоставляют всего 9% компаний. У нас же под давлением 116-ФЗ именно к нему стремятся перейти многие компании. Основным ограничением, по данным Юнити, выступает необходимость узкопрофильной экспертизы в каждом из выбранных направлений. Чтобы организовать, к примеру, удалённый колл-центр или предоставлять услуги по складской логистике, требуется отдельная подготовка по каждой из функций. И, что тоже важно, необходимы серьёзные стартовые затраты.

Пока же, по словам эксперта, практикуемые многими отечественными агентствами варианты предоставления заёмного труда больше похожи на оказание услуг по включению в бизнес-процессы, но без ответственности за их результат. «С одной стороны, некоторые ЧАЗы идут по пути наименьшего сопротивления и предлагают формальный аутсорсинг, при котором KPI провайдера не привязаны к эффективности, – поясняет Татьяна Голубина. – С другой стороны, заказчик не всегда может просчитать выгоды полноценного аутсорсинга. По опыту Юнити, при передаче бизнес-процесса профессионалам можно добиться сокращения издержек до 20% за счёт его трансформации, комплексной оптимизации. Рано или поздно миф о высоких затратах на BPO развеется, и компании будут охотно переходить на эту форму работы по всем типам активностей, кроме основной деятельности».

Стремлением к эффективности объясняется распространение в западных странах услуги «secondment of professionals» (привлечение сотрудников на конкретный проект). До недавнего времени российские ЧАЗы развивали именно этот формат. Но в условиях кризиса кандидаты стремятся к стабильности – и работе по договору гражданско-правового характера предпочитают оформление в штат. Учитывая, что заказчики заинтересованы в экономии на различных выплатах в фонды, эксперты сходятся во мнении, что данный сегмент будет расти по мере изменения менталитета соискателей и стабилизации экономической обстановки.

Такие принятые на западе модели работы с заказчиком, как «freelance services» (предоставление услуг фрилансеров) и «inhouse services» (полное управление персоналом), у нас до последнего времени не находили широкого распространения. Однако в нынешней ситуации агентства будут экспериментировать со всеми форматами и внедрять новые услуги, отличные от европейских, в поисках оптимальных вариантов. «Пока не у всех компаний, входящих в АЧАЗ, сформировалась чёткая позиция, как работать в новом правовом поле. Но трансформация предоставления заёмного и временного труда идёт в сторону цивилизованных и взаимовыгодных отношений с персоналом и заказчиками», – констатирует Татьяна Голубина.



[1] Международная конфедерация частных служб занятости.

[2] В российской практике чаще всего под этим термином подразумевается аутсорсинг расчёта заработной платы, в мировой – аутстаффинг, или лизинг персонала.


Кадровый центр "ЮНИТИ" 11 мая 2016, 13:25